Mentula grandia
днеффниккк
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Mentula grandia


четверг, 18 июля 2013 г.
Глава 1 ВТОРЖЕНИЕ Был душный июльский день. Солнце близилось к зениту... жапайфопой 20:45:40
Глава 1
ВТОРЖЕНИЕ


Был душный июльский день. Солнце близилось к зениту, попутно испепеляя желание жить в любом, кто осмеливался бросить вызов подвешенному в небе огненному сгустку. В воздухе застоялся дух морального разложения. Перед взором маячила жирная муха цвета фекалий больного гепатитом В эфиопа. Был идеальный день для очередного занятия в автошколе.

В тот день во время урока вдруг заговорил радиоприёмник, который был стар и похож на раритет из сталинских времён. Диктор по радио обращался к народу Латвии с просьбой прислушаться, ибо, как он заявил, доблестной лотышской нации объявили войну. Но стоило ему это произнести, как из приёмника раздался кромкий, гулкий, полный тупой ярости взрыв.

Через несколько секунд волна дошла и до меня. В этот момент было слышно, как воздух в комнате задребезжал, а по телу будто прошёл слабый электрический разряд. Лампы лопались и падали звонкими осколками, компьютерные мониторы взрывались, и из их жерл валил густой чёрный дым. Мои ручные часы сошли с ума: они показывали несуществующее время: 50:51. В голове мелькнула мысль, что это могла быть электромагнитная бомба, но ведь это фантастика, это невозможно!

Взрыв отдался глухим эхом в моих ушах, а взор затмило тёмной пеленой. Блестящая – то ли от пота, то ли от ежедневного натирания воском – лысина инструктора по вождению болезненно сверкала в моём поле зрения, словно остров-призрак посреди бездонного озера. Я взглянул за окно, ожидая увидеть там сошедших с киноэкрана трёхногих роботов-инопланетян­, но то ли к моему удивлению, то ли разочарованию увидел лишь черепичные крыши домов, а также именуемый солнцем жгучий комок ярости и будто поблекшее на его фоне болезненно-бледное голубое небо. Помещение, где проводились уроки, находилось на третьем этаже, но в тот момент казалось, что ад расположен на небесах и я попал на один из его кругов.

Я ошарашенно посмотрел на своих однокурсников, однако встретил лишь такие же, полные замешательства, взгляды, неприкованно блуждавшие по помещению, словно пытаясь ухватиться за что-то, как утопающий отчаянно хватается за соломинку. Лысина инструктора беспомощно моталась из стороны в сторону, пытаясь сообразить, как реагировать на сложившуюся ситуацию. Я перевёл взгляд на свою тетрадь, где красовался сотворённый анонимным художником пенис. Война или нет, а кто-то ловко воспользовался всеобщим замешательством, дабы оставить свой фаллообразный след в истории.

Я понимал, что это было только начало. В небе стал слышаться мерзкий, практически оглушающий гул. Вскоре в небе появились огромные турбовинтовые роботы из черного как смоль металла. Они летели так близко, что можно было рязглядеть мелкие детали фюзеляжа. Я видел, как распахивались чёрные створки гигантов и из них вываливались тёмные силуэты и что-то ещё, напоминавшее большые чёрные коробки. На улице раздался запоздалый пронзительный вой сирены, а люди, словно
суслики, выбегали из зданий и глазели на небо.

Обрывочные панические мысли носились в моей голове, как носится кенийский бегун, страдающий ночным энурезом, не позволяя мне трезво рассуждать или оценить ситуацию. Однако одно было определённо ясно: оставаться здесь больше нельзя.

Откуда-то справа послышался продолжительный напряжённый пердёж. Я повернулся на звук и встретился взглядом с Лысиной, всё выражение лица которого как бы говорило: «Извиняюсь, на большее не способен». Все были слишком шокированы, чтобы проронить хоть слово, и царивший на улице хаос звонко резонировал в установившемся в классе молчании.

Замешательство, однако, продлилось недолго. Пацану в пляжных шортах с модной щегольской причёской и телосложением атлета померещилось, что за окном ему показали задницу. Ни секунды не сомневаясь в том, что этот знак предназначался именно ему, пацан стал активно жестикулировать, ловко орудуя средним пальцем и сопровождая свою постановку дерзкими выкриками. К его удивлению, его средний палец стремительно раздулся до размеров крупной картофелины и принял розоватый оттенок. Словно в ответ на увиденное, Дерзкий без колебаний сунул палец, а заодно и весь кулак в рот и поступательными движениями стал проталкивать его в пищевод. Вокруг послышались одобрительные возгласы.

Оглушительно приказав нам, жалким ублюдкам, молчать, инструктор-Лысина схватил обоюдоострый кельтийский боевой топор со стены и одним концентрированным ударом отрубил голову Дерзкому в пляжных шортах. Именно в этот момент все поняли, что, если они хотят выжить и отбить нашествие, нужно слушать Лысину, ибо мужик дело говорит.

-Я служил в Людях в чёрном. То, что вы видите, - это вторжение сникерсиан, - изрёк он и нажал на кнопку старой корейской микроволновки, одиноко и как-то не к месту стоявшей на полке прямо над моей головой. До меня донёсся запах пота и тестостерона. Стена под микроволновкой бесшумно раздалась в стороны, обнажив моему взору огромный арсенал разнообразного вооружения.

-Меня зовут Валера, - произнёс Лысина с крайне важным видом. – Капитан Валера.

Все быстро проникли в оружейную и стали хватать всё, на что падал неприхотливый глаз. Снарядившись, защитники родины незамедлительно прыгнули в окно и разбились, ибо третий долбаный этаж.

Валера-Лысина, товарищ военком из соседней комнаты и я оказались в более здравом уме. Не последовав за остальными, мы выбрались из полуразрушенного здания по пожарной лестнице в разрывающийся на части город. На улице велась полномасштабная резня.

Выбравшись из каменной утробы, я сперва засомневался в правильности принятого решения. Вокруг царил хаос: люди суматошно перемещались в пространстве, отовсюду слышались крики и стрельба, а откуда-то издалека ветер доносил ледянящие душу завывания Олега Газманова; в содрогаемом взрывами и Газмановым воздухе витал запах смерти. Я остро ощутил, что не желаю оставаться в этом месте и, судя по всему, это ощутил не я один.

Товарищ военком, благо, не дурак, шустро сообразил ситуацию. Он учтиво справился об автобусном расписании у пожилой дамы, отчуждённо стоявшей на остановке неподалёку. «…времена нынче смутные…, - доносились до меня обрывочные фразы военкома, - положится не на кого… порядочный человек...», - и т.п. Ответом ему послужил молчаливый разряд из межзвёздного плазменного бластера класса А, который нашёлся за пазухой у вероломной старушки с плетёной авоськой.

Мы с Валерой быстро смекнули, что к чему, и удержались от опрометчивых поступков. Самым разумным решением было разработать дальнейший план действий.

Однако тут между нами зародилось первое значительное разногласие.

Как выяснилось, капитан поддерживал партию республиканцев, на что я заявил, что в гробу я таких, как он, видел. В процессе немедленно произведённого мордобоя, однако, выяснилось, что мы с одного района, поэтому, на скорую руку побратавшись и договорившись как-нибудь забить стрелку за гаражами, мы запрыгнули припаркованный пикап Валеры-Лысины, оснащённый, между прочим, телевизором и даже прикуривателем. Единственное, на что можно было бы пожаловаться, - это отсутствие тормозной педали, но так поступил бы разве что невежда.

Валера вставил ключ зажигания, трижды повернул против часовой стрелки и погнал на почту. Такая ситуация требовала радикальных решений, и у нас оно имелось: мы собирались отправить телеграмму в Белый дом. Мы мчались, как угорелые, по потрясающе гладким латвийским дорогам. Город дрожал и рассыпался у нас на глазах. Через здания шагали колоссальных размеров роботы, похожие на гусей, и крякая изрыгали из своих клювов пламя.

Проехав некоторое расстояние, Валера подметил, что он не умеет водить, и на всей скорости вмазал пикап в Дом Черноголовых. Я вылетел через лобовое стекло и нежно поцеловался с бетонной стеной, так как я усердно вёл огонь из всех стволов и забыл пристегнуться. Лысому капитану досталось меньше, ибо перед тем, как тронуться, он успел прочитать «Отче наш», и слава Богу. Выйдя из машины, он не забыл закрыть и поставить её на сигнализацию.

-Я укусил себя за нёбо и мне очень больно! – заявил он. Я остро возразил, что он идиот и туп.

-Я лишь фонарик в этом тёмном мире невежества, - с уверенностью ответил он и весело побежал в ближайшее почтовое отделение.

Мне ничего не оставалось, кроме как побежать за Лысым. Мы бежали три дня и три ночи, пока, наконец, измождённые не достигли цели. Как оказалось, там уже патрулировали гнусные сникерсиане. «Чёрт побери, они будто знают каждый наш шаг» - подумал я, и в тот момент мною овладело отчаяние, ибо я не сомневался, что наш хитрый план был уже раскрыт.

Лысина, то ли почувствовав моё замещательство, то ли дискомфорт в своей одежде, молвил:

-Иди дальше один, теперь я лишь обоза. Я их отвлеку, а ты проберись в это чёртово отделение и отправь это чёртово письмо. И не стой, как вкопанный, ну же! Беги, вперёд! – и разделся он догола и побежал он на инопланетную шваль, и его полутораручный топор ярко сверкал в его руках.

Смахнув слезу, вызванную сим благородным поступком, я отвернулся и полон решительности проскользнул в почтовое отделение. За моей спиной то и дело слышался боевой клич: «На, ска!» и «Я – Валера, я – джигит!».

Внутри пахло сыростью, тёплой человеческой кровью и потрясающе вкусными свежеиспечёнными сырными батонами. Трупов нигде не было видно, да и помещения выглядели вполне опрятно: на стенах висели прибитые гвоздями ветки алычи, по полу были рассыпаны шариковые ручки, ароматная пожеванная жвачка и мужское нижнее бельё. Потолок оказался перекрашен в цвет убитой на День святого Патрика индейки, ещё не освежёванной, но надруганной. Несмотря на то, что все пришельцы до одного выбежали на улицу, дабы попинать оголённого Валеру ногами и пощекотать его уязвимые мягкие места (см.: подмышки) своими длинными изящными лазерными винтовками, их присутствие чувствовалось в каждом аттрибуте интерьера.

Самым примечательным изменение являлись портреты Джорджа Буша младшего, раставленные в рамках со стразами на письменных столах и развешенные на стенах в виде постеров. Уже тогда в мой разум закрались подозрения в верности Вашинктона. Да и как можно было полагаться на морпехов, когда на мои глазах, очевиднее всего, только что произошло террористическое вторжение Казахстана, о котором говорила ещё моя бабушка?

Меня охватило отчаяние. Без легендарных винтовок класса коза-баран, поражающих цель анальными секрециями самых диких горных коз и баранов, всё оружия мира было бессильно перед возникшей угрозой с Востока. Правда, я слышал о некогда жившем легендарном американском сенаторе Дике Мак Шитэссе, который пытался внедрить сие новшество в вооружение армии своей доблестной страны в далёкие бородатые годы, но ныне история о нём умалчивает. Да и возможно ли сыскать славу человеку, самоотверженно старающемуся обеспечить светлое будущее и процветание своего народа? Едва ли. Ни где его найти, ни как с ним связяться я не знал.

Внезапно я осознал, что больше не слышу звуков борьбы, которые до сих пор доносились с улицы. Может, оттого, что капитана наконец схватили, сломив его дух и тело. Может, оттого, что я на одно ухо глух. Так или иначе, мне следовало поторапливаться. «Чёртова бюрократия!» - с гневом подумал я и с размаху налепил почтовую марку на широкий конверт цвета утренней урины, заготовленный заранее. Уже позже я подумал, что, возможно, в письме стоило бы хоть что-то написать, хоть пару слов, но в тот момент такие мелочи волновали меня меньше всего. Я был увлечён идеей патриотизма и навязчивым желанием посетить Праздник песни и танца. С чувством схаркнув себе на белоснежно белую рубашку, не застёгнутую на верхнюю пуговицу, как того требовала мода, я бросил конверт в почтовый ящик.

В одном я не сомневался: письмо непременно будет доставлено по указанному адресу – в Белый дом.


*****

13.07.2013, 13:37.
Вашинктон.


-Господин президент, - произнёс чей-то вкрадчивый голос. –Письмо, сэр, - учтиво добавил он.

На пороге кабинета 44-ого президента Соединённых Штатов Омерики Барака Обамы стоял лысый полноватый начальник охраны. Одет он был исключительно в розовые стринги.

Президент одним резким движением вскочил из-за стола и выхватил письмо из рук охранника. В его взгляде читалось нетерпение и лёгкий налёт безумия, но то ему было простительно, ведь не зря он негр. Затем президент принялся за вскрытие конверта; ценой тому стало 45 минут его времени, пара сломанных ножниц и два поломанных пальца. Достав, наконец, содержимое конверта, он потратил ещё полчаса и пару миллионов нервных клеток своего мозга на сосредоточенное рассматривание содержимого. Когда часы пробили три, а в левом глазу президента лопнул кровеносный сосуд, он отвёл взгляд в пустоту и коротко молвил:

-Это война, сынок.

Воздух в комнате застыл, будто в преддверии грозы. Казалось, время на мгновение замедлило свой спешный шаг, оглушённое известием. Розовые стринги начальника охраны напряжённо зашевелились, словно куколка перед превращением в прекрасную бабочку.

-И будь я проклят, если умею читать, - добавил Обама после короткой паузы, продлившейся вечность.

Больше нельзя было терять ни секунды.

-Отдавайте приказы, товарищ Ниггер Президент. Что нам делать?

-Вызывайте отряд репперов-спецназовц­ев, созывайте срочное собрание в кафетерии. Я пока пойду и украду пару великов и, может, слопаю арбузик.

-Но сэр, вы же сыр не доели! – на лице начальника охраны читалось явное изумление. Он не знал, что любой уважающий себя негр никогда не променяет арбузик на сыр.

-К тому же, -продолжил он, - отряд репперов специального назначения был разорганизован после учений самолётной тактики воздушного боя на пассажирских лайнерах одиннадцатого сентября!

-У нас нет другого выбора. Найдите новых. Позвоните Питбуллю, выкопайте Лил Вейна - что угодно. Только Дрейка не надо, - Барак передёрнулся при одном только упоминании этого имени. – Не хочу снова выкладывать полмиллиона на операцию на слухе из государственной казны. Это наш единственный шанс. Мир рассчитывает на нас, Боб.

-Дай Бог вы правы, сэр, и надеюсь, нам хватит пончиков на эту войну.

-*-*-*-*-*-

комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
 


Mentula grandia

читай на форуме:
пройди тесты:
Тот, кто гадает по картам. 7
ты эмо или гот.....=)
читай в дневниках:
• • • •
• • • •
• • • •

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх